Человек и Космос

Приближающаяся космическая эра

Ближняя история космонавтики стала непосредственной подготовкой к штурму космоса. И надо сказать, что эта ближняя история сразу же приобрела всемирный характер. Вскоре после Циолковского с аналогичными идеями космоплавания выступили Роберт Годдард (США), Герман Оберт (Германия), Эно-Пельтри (Франция). В 20-е и 30-е годы были произведены первые запуски экспериментальных ракет на жидком топливе. В 1933 году группой изучения реактивного движения (ГИРД), в которую входил будущий Главный конструктор космических кораблей Сергей Павлович Королев, была запущена на подмосковном полигоне советская жидкостная ракета «ГИРД-09», которая поднялась на высоту 400 метров. Геофизические ракеты «Вертикаль» поднимаются на высоту свыше 400 километров, но важность первого шага отнюдь этим не умаляется «в тысячу раз»: без первого шага не было бы последующих.

Эта экспериментальная стадия будущей практической космонавтики свидетельствовала о том, что научно-технический потенциал человечества достиг уровня, позволяющего человеку выводить летательные аппараты за пределы действия земного тяготения. И лишь вторая мировая война помешала реализовать такую возможность. Понадобилось еще 12 послевоенных лет, чтобы человек смог реализовать свою давнюю космонавтическую идею. В Советском Союзе был запущен в 1957 году первый Спутник, и это русское слово, которое так и пишут с прописной буквы, вошло во все языки мира. Космонавтика стала реальным фактом

Но дело не только в реализованной технической возможности. Космонавтика стала, пожалуй, первым социальным актом человечества, по поводу которого до сих пор не утихли споры и не рассеялись сомнения. Нужно ли устремляться во внеземные просторы, когда на маленькой Земле столько забот и неурядиц? Мы скоро доберемся до Луны не с помощью ракет, а на куче мусора, который оставляет после себя цивилизация, не умеющая гармонично сосуществовать с земной природой. Да и что, собственно говоря, может привлечь людей в безжизненном космосе, где огнедышит или цепенеет в космическом холоде минеральное царство, но пока не найдено ни одного представители жизни, даже микроба? Не является ли выход в космос, как утверждал всемирно известный физик Макс Борн, торжеством разума, но трагическим заблуждением рассудка? Что тянет людей за пределы Земли, помимо праздного любопытства?

Вопросов много. И в их потоке порою тонет одно очень важное обстоятельство. Выход в космос, совершенный в конце 50-х годов прошлого века, был не только реализованной возможностью человеческого гения, но и потребностью человеческого существования.

Одним из первых достижений продолжающейся и поныне научно-технической революции следует считать овладение атомной энергией. Впервые человек стал воспроизводить и использовать процессы, не происходящие в естественных условиях нашей планеты. Они совершаются в недрах Солнца и других звезд (реакция ядерного синтеза). Иными словами, человек, еще не выйдя в космос, начал имитировать космические процессы на Земле. К несчастью, свое исходное воплощение этот выдающийся успех «человека разумного» получил во взрывах атомных бомб над Хиросимой и Нагасаки и лишь затем появилось такое понятие, как «мирный атом»: энергия ядерного распада стaлa использоваться на атомных электростанциях.

Получали массовое распространение и другие технологические процессы, также отсутствующие в природе планеты: использование глубокого вакуума, сверхнизких температур для производства новых сплавов и соединений, медикаментов, монокристаллических полупроводников. Нужна была и невесомость для получения таких невиданных соединений, которые невозможно создать в условиях тяготения из-за разного удельного веса соединяемых компонентов, например однородной смеси металла с газом, дающей материал прочный, легкий и теплонепроницаемый; для изготовления новых форм, например бесшовных полых сфер, нужных в ширико-подшипниковой промышленности, в точном приборостроении, а в будущем и в архитектуре.

Требовался перенос техники на орбиты для развития телевизионного вещания (иначе пришлось бы покрыть всю планету сетью трансляционных и ретрансляционных башен и для глобальных наблюдений за природными процессами и хозяйственной деятельностью человека на планете.

Наконец, нужно было развивать фундаментальную науку. С целью дальнейшего проникновения в тайны микромира создавались ускорители элементарных частиц, то есть опять-таки искусственные стимуляторы процессов, естественно совершающихся в галактиках. Непосредственное же исследование макромира – астрономия и геофизика - приближалось, в условиях наблюдений только с Земли, к пределу своих возможностей из-за того, что толща земной атмосферы не пропускает основную массу космических излучений - носителей информации о Вселенной.

Человек жаждал открытия новых «земель», открыв и в той или иной степени освоив всю планету. Эпоха великих географических открытий ушла в историю. Человек стоял на пороге «кризиса первооткрывательства» или великих космических открытий.

Здесь нельзя не сказать еще одном русском ученом, чье имя стоит в одном ряду с именем Циолковскoго. Речь идет об академике Владимире Ивановиче Вернадском. Правда, Вернадский непосредственно космонавтическими проблемами не занимался. Но в 30-х и 40-х годах - можно сказать на пороге космической практики человечества - Вернадский разработал учение о ноосфере (от древнегреческого «ноос» - разум), «разумной оболочке» планеты Земля, которая выступает как новое состояние её биосферы - «живой оболочки». Жизнь стала приобретать человеческие качества, а значит, так оказать, человеческие устремления, среди которых, как мы видели, не последнее место занимают устремления космические.

Будучи геохимиком, Вернадский считал человечество новой геологической силой. А как мыслитель, которому был в высокой степени свойствен космический образ мышления, он писал, что «человек стремится выйти за пределы своей планеты в космическое пространство. И, вероятно, выйдет».

Таким образом, прорыв в космос, пришествие космического века - отнюдь не случайность и не прихоть человеческой изобретательности. Человечество было подведено к космонавтике всей суммой своих материальных и духовных нужд.

Мы обрисовали предысторию космонавтики предельно кратко, хотя длилась она столетия, и мы еще будем делать отдельные экскурсы в нее. Но все остальное наше изложение будет посвящено трем десятилетиям ее фактической истории и перспективам, пространственные и временные пределы которых трудно определить. Космонавтика пронизывает настоящее и устремлена в будущее.

Человек космический Человек космический

Homo cosmicus - «человек космический». Старт. Рев двигателей, перегрузки. Пятьсот секунд полета «на взрыве», но вот отработали двигатели, как будто легкий толчок в спину - и тишина...

Человек в космосе - повседневная жизнь Человек в космосе - повседневная жизнь

Жизнь в космических станциях чем-то сродни жизни на станциях полярников, что еще раз подтверждает давнюю устремленность человека проникать в пространства природы, казалось бы, совершенно непригодные для обитания...

Человек на орбите Человек на орбите

Орбитальная станция не только просторная, она еще очень торжественно плывет над планетой. Бесшумно, как бы не торопясь и без каких бы то ни было усилий она успевает облететь вокруг Земли за полтора часа...

Человек в открытом космосе Человек в открытом космосе

Даже кратковременные путешествия вне станции - дело сложное и для каждого космонавта, впервые выходящего из шлюзовой камеры в космическую пустоту, связанное с неожиданными ощущениями...

Жизнь на планете Земля Жизнь на планете Земля

Жизнь, представителями которой в числе других живых видов мы, люди, выступаем и о которой мы знаем, рисуется нам как исключительно земное явление...

 2008-2017 © Человек и Космос •  Карта сайта • XML
8122af2d77b5b5744fcbcff0ecf080a8 6eb950ecb7b7de00fe2248afad8824e7