Человек и Космос

Космонавтика и литература

Туманность Андромеды

Человеку, выходящему в космос, спускающемуся в батискафе в неимоверные глубины океана, рискующему заглянуть в жерла вулканов или идущему к «полюсу недоступности», нужны не только научные знания; натренированность и практический опыт. Ему необходимо еще и искусство. Как противостоять малоисследованной природе, если у человека пять чувств, а у природы - миллиарды способов воздействия на него? В маленькой поэме «Звездные стихи» Николай Асеев писал о высадке людей на чужой планете, где много непонятного, непохожего на наше земное окружение: «Подай же нам руку, Искусство, приди нам скорее на помощь».

Начало пилотируемой космонавтики было и началом космической художественной публицистики и художественного очерка. Вышли в свет книги «Есть пламя!» и «Дорога в космос» Ю.А.Гагарина, «Угол атаки» Г.Т.Берегового, «Дневник над облаками» В.И.Севастьянова, «Люди и космос» В.А.Шаталова и другие. Эти книги космонавтов содержат бесценную информацию из первых рук, часто фиксируемую в бортовых журналах непосредственно за переживаемыми мгновениями, информацию о новом мире человека, о беспрецедентных космическо-земных условиях обитания в кораблях и станциях. «Наши спальные места чем-то напоминают мне улей (лесной), куда залетают пчелы:

Тоже небольшие отверстия, в которые мы вплываем, когда приходит время сна, и выплываем, когда звучит команда побудки», - такую запись сделал в бортовом дневнике Владислав Волков, и эта неожиданность и точность сравнения, пожалуй, не пришла бы в голову ни одному «земному» фантасту. Волкову не довелось закончить свою книгу. Он отдал жизнь на тернистом пути космонавтики вместе с другими членами экипажа станции «Салют-l» - Георгием Добровольским и Виктором Пацаевым.

Сложный мир космонавта и космонавтики настойчиво требует к себе внимания писателей, живописцев, музыкантов. Современные научные открытия астрономии, астрофизики и космонавтики понемногу подчиняют себе, ориентируют и научную фантастику, и научно-фантастические аспекты иных, по существу, реалистических и «приземленных» произведений. Космическая тема теперь привлекает фантастов, утопистов и реалистов преимущественно с точки зрения не естественнонаучной или научно-технической, а гуманитарной. Да это и понятно. В наше время усложнения и специализации естественнонаучного и научно-технического знания прогнозы и открытия в этой области делаются высококвалифицированными специалистами и большими коллективами ученых и техников. Эпоха случайных прозрений здесь уходит в историю. Но, с другой стороны, ныне, как никогда, требуется интеграция науки и техники с человеком, развитие человеческого и личностного начала, гуманитарности и гуманизма, культуры и искусства.

И это находит свое воплощение в произведениях монументальных и глубоких. Писатель Иван Ефремов, возродив жанр утопии в лучшем, деятельностном и провидческом значении слова «утопия», нарисовал в повести «Туманность Андромеды» будущее, где люди, стряхнув с себя все наносное, начали свою новую историю, соединив чувство гармонии эллинов с технологией развитой космической цивилизации.

Сразу и мировоззренчески масштабно откликнулся на полет Гагарина писатель Леонид Леонов, летописец всей эпохи, умеющий подмечать значение зачатков близкого и далекого грядущего - от космонавтики до перспектив взаимодействия человека с природой Земли. Именно по поводу выхода человека в космос Леонов вернулся к тютчевскому образу «пылающей бездны» и, приветствуя открытие заманчивого, но и тернистого пути к звездам, еще полвека назад выступил с предостережением человечеству не использовать во зло его космическую мощь, сравнив нашу «эру вооруженных до зубов государств» с «лязгом челюстей» вымерших и во многом просто уничтоживших друг друга гигантских «ползучих рептилий» в «тяжких пластинчатых панцирях».

Роман советского писателя Чингиза Айтматова «И дольше века длится день» - произведение насквозь реалистическое. Оно - о будничной жизни тружеников железнодорожного полустанка, затерянного в пустынных степях Казахстана. Но в него органической тканью входит и космическо-фантастическая тема, при том тема трагедийная - несостоявшийся контакт социально разобщенного, «неподготовленного» человечества с инопланетной цивилизацией, гуманной и «открытой».

С конца позапрошлого века, со времени выхода в свет уэллсовской «Войны миров», в зарубежной космической фантастике стойко держится «агрессивная» традиция, которая невыгодно отличается от традиции гуманистической линии на сотрудничество и солидарность, на преодоление внутричеловеческих антагонизмов, недостойных того идеала, который выступает в форме либо высокоразвитых внеземных цивилизаций, либо человеческой цивилизации грядущего.

Космос и научная фантастика Космос и научная фантастика

Внеземной высший интеллект агрессивен поотношению к людям, Вселенная враждебна человечеству и неумолима - вот лейтмотив множества фантастических произведений «сайенсфикшн» и киносюжетов...

Космическая действительность Космическая действительность

Космос теперь - наша действительность, увидеть и обрисовать контуры которой, в том числе и художественными средствами, пришло время, ведь история космонавтики насчитывает уже много десятилетий...

Фантазии или пророчества? Фантазии или пророчества?

Интересные и увлекательные перспективы открываются космонавтикой в науке, культуре, искусстве, технико-производственной сфере и различных направлениях жизни и деятельности человека...

Оружие на орбите Оружие на орбите

Идеи использования космоса в военных целях родились уже в самые первые годы космического века и формулировались в то время абсолютно откровенно, обстоятельно и «со знанием дела»...

Войны автоматов и роботов Войны автоматов и роботов

Никакая война автоматов или роботов, в том числе космическая, не может считаться завершенной. На практике это означает неизбежную эскалацию всякой космической войны до земного уровня...

 2008-2017 © Человек и Космос •  Карта сайта • XML
8122af2d77b5b5744fcbcff0ecf080a8 e6e029d966e3396e6669d4a7a04921ab