Человек и Космос

Космическая действительность

Спутник земли

Когда мир услышал сообщение о первом в мире спутнике, первую декларацию космического века, содержавшую слова: «Искусственные спутники Земли проложат дорогу космическим путешествиям... » - многое еще не было ясно. Что и кого мы встретим в космосе, будет ли, и если будет, то как, космос служить Земле? Теперь космос - это не только и не столько перспектива межпланетных путешествий в поисках братьев по разуму (излюбленнейшая тема фантастов), или экспериментов по эйнштейновской теории относительности (хотя такие эксперименты в зачатке уже проводятся на автоматических межпланетных станциях) с возвращением сравнительно молодых космонавтов к своим постаревшим праправнукам (тоже один из ходовых сюжетов фантастики). Космос теперь - наша действительность, увидеть и обрисовать контуры которой, в том числе и художественными средствами, пришло время, ведь история космонавтики насчитывает уже много десятилетий.

В литературе - фантастической или реалистической - было бы неразумно ограничивать космическую тематику внеземными цивилизациями или экстравагантностями пространства и времени, «щекочущими» здравый смысл. Такая традиция может легко превратиться в инерцию. Реальность космонавтики, ее подлинные перспективы гораздо продуктивнее для художественного наблюдения и особенно прогноза, нежели поверхностные разговоры о свойствах эйнштейновского пространства-времени и о внеземном разуме - разговоры, которые постепенно становятся бесплодными, не получая достаточного, и своевременного питания от эмпирики астрономии и космонавтики.

Фантасты смотрят в космос. Космонавтика смотрит на Землю. Если освоение и использование космоса есть своего рода расширение Земли, а не начало исхода человечества, которому якобы предстоит мигрировать по Вселенной в поисках «свежих земель», как утверждают некоторые футурологи, напуганные собственными экологическими, сырьевыми, демографическими предсказаниями, то одновременно оно есть расширение человеческого мира, человеческого кругозора. «Эффект просвечивания» можно отнести и к способности людей по-новому видеть Землю и самих себя.

С наступлением космического века произошел, быть может, малозаметный, но глубокий сдвиг в нашем восприятии и мышлении. Фотографии, доставленные из космоса, явили лик самой уникальной планеты Солнечной системы, а быть может, и всей нашей Галактики планеты Земля с ее тонким слоем биосферы, сферы жизни, в глухой черноте космоса. Теперь появился эпитет «хрупкая» применительно к нашей в общем достаточно твердой планете.

Такой психологический «переворот равновесия» хорошо иллюстрируется и символизируется уже привычными для нас фотоснимками лунного пейзажа с Землей на лунном небосводе. «Серп Земли» - называется повесть советского писателя Виктора Степанова, которая в своей документальности, публицистичности как бы продолжает книги космонавтов. Но она о людях Гагарине, Армстронге, Леонове, Королеве, а не о пейзажах, даже лунных. Лунный пейзаж с серпом Земли лишь эмблема, знак времени.

Обостренное ощущение родового единства Homo sapiens, вплотную столкнувшегося со Вселенной и оказавшегося в ней пока одиноким, усиливает необходимость единства социального, превращает его в категорический императив. Так, вплотную, земной мир подводится к идеалам коллективизма, и это определенно совершается не без участия космонавтики. «Космическая» художественная, художественно-публицистическая, научно-фантастическая литература, которая, как всякая литература, находится на «стыке» этики и эстетики, призвана содействовать этому процессу человеческого единения как альтернативы «космическому одиночеству», если еще раз повторить это выражение Бертрана Рассела.

Что можно сказать о космической эстетике? Хотя космические мотивы издавна проникали в эстетическое осмысление действительности в результате простого созерцания космоса с Земли, но это не был космос в прямом значении. Это было «небо», то есть проекция космоса на нашу планету, так сказать - земной «срез» космоса. В полную силу эмоционально-эстетическое воздействие космоса могло проявиться лишь с выходом человека за пределы Земли, с нарушением привычной проекции. Оно началось с гагаринского «Красота-то какая!» - первого восклицания человека на орбите.

Полет Гагарина, как мы помним, называли «прыжком в неизвестность». Неизвестным было практически все, в том числе и влияние прямого контакта с космосом на психику и эмоций человека. Некоторые фантасты изображали вернувшихся космонавтов как людей, вдруг отрешившихся от всего земного, установивших контакт с космосом, но утративших контакт с жителями Земли. Гагарин после 108 минут полета доказал, что это не так. То же самое доказывали и те космонавты, которые жили и работали в космосе помногу месяцев, и те, которые достигали Луны.

Гагариным были впервые замечены тончайшие оттенки цветовых переходов в атмосфере Земли на границе дня и ночи, которые он сравнивал с красками на полотнах русского живописца Николая Рериха - очень «космичного» художника, оставившего людям неподражаемые пейзажи Гималаев. Американские астронавты обнаружил, что кратеры и скалы Луны при их близком рассмотрении практически не имеют собственного цвета, но способны приобретать множество цветов и оттенков в зависимости от силы и направления солнечного освещения. Быть может, зрительное восприятие серовато-коричневатых камней Венеры и Марса будет эволюционировать у человека, и ландшафты этих планет заиграют совершенно новыми цветами и тонами.

Мы говорили о книгах космонавтов, этих литературно-документальных первоисточниках, написанных авторами и одновременно героями своих произведений. Но есть и живописец-космонавт, Алексей Леонов, в полотнах которого, будь то космические реалии или фантазии, всегда присутствует бесценный и ничем не заменимый след кисти очевидца. И здесь тоже напрашивается историческая аналогия, хотя и более поздних времен: до изобретения фотографии путешественники зарисовывали увиденное. Рисунок и картина не потеряли и теперь своего значения, не только как художественного произведения, но и как документа - например, рисунки художников-анималистов, фиксирующих карандашом и кистью внешний вид и повадки животных. То же самое можно сказать и о космосе. Вспомним, что Леонов увидел Солнце в «кокошнике» раньше, чем его увидел фото- и киноаппарат. По-видимому, в больших космических экипажах будущего непременно будет человек, владеющий мастерством живописи.

Фантазии или пророчества? Фантазии или пророчества?

Интересные и увлекательные перспективы открываются космонавтикой в науке, культуре, искусстве, технико-производственной сфере и различных направлениях жизни и деятельности человека...

Оружие на орбите Оружие на орбите

Идеи использования космоса в военных целях родились уже в самые первые годы космического века и формулировались в то время абсолютно откровенно, обстоятельно и «со знанием дела»...

Войны автоматов и роботов Войны автоматов и роботов

Никакая война автоматов или роботов, в том числе космическая, не может считаться завершенной. На практике это означает неизбежную эскалацию всякой космической войны до земного уровня...

На службе мира и прогресса На службе мира и прогресса

Космонавтика - на службе мира и прогресса противостоит и будет противостоять космонавтике на службе войны. «Высокая граница» должна быть закрыта для оружия любого рода...

Космический век - век оптимизма Космический век - век оптимизма

Он настолько раскрыл человеческие горизонты, что исчезли сами горизонты в своем качестве границ и ограничений; в космосе - «горизонтов» нет. Космонавтика - феномен всемирный, общепланетный. Космический век человечества обещает быть долгим - будем надеяться, бесконечным. И не только надеяться, а строить его...

 2008-2017 © Человек и Космос •  Карта сайта • XML
8122af2d77b5b5744fcbcff0ecf080a8 e30688ed84c11a1a63f44dae21fdabd9